Российско-грузинские отношения после введения визового режима

Грунин В.Ф.
эксперт

Прошло почти два месяца после введения визового режима с Грузией, и можно подвести первые итоги. Эта акция преследовала вполне определенную цель: заставить грузинские власти принять действенные меры в отношении чеченских боевиков, беспрепятственно передвигающихся по республике и превративших сопредельную с Чечней грузинскую территорию в свою базу. Реальное состояние грузинской армии, а также перспектива остаться один на один с чеченскими боевиками и примкнувшими к ним террористами со всего мира вынуждает Тбилиси искать такие пути взаимоотношений с чеченскими главарями, которые не давали бы им повода перенести боевые действия на грузинскую территорию.

Разрекламированная властями Грузии "широкомасштабная операция" против чеченских боевиков в Панкисском ущелье на границе с Россией оказалась малоэффективной. Между тем российские спецслужбы располагают неопровержимыми данными о наличии в ущелье военных баз чеченских сепаратистов, складов с вооружением и боеприпасами, учебных лагерей. А неподалеку от города Телави сконцентрировано несколько сот наемников из турок и арабов. Им интенсивно завозится оружие. Тбилиси отклонил предложение России о совместных действиях с грузинскими подразделениями с целью выбить чеченцев из Панкисского ущелья. России было отказано в праве ввести свой контингент в этот район. Как и следовало предполагать, находящееся под сильным внутренним и внешним влиянием грузинское руководство не решилось на совместную антитеррористическую операцию на своей территории, несмотря на очевидные выгоды - политические, экономические, торговые - от взаимодействия с Россией.

Руководство Грузии, похоже, по-прежнему пребывает в плену представлений прежнего советского времени, когда она получала все необходимые блага, практически ничего не отдавая взамен. Сейчас, когда в условиях рынка прежняя благотворительность оказывается не только неуместной, но и вредной, встает вопрос: как платить, если платить нечем. С точки зрения рынка Грузия не представляет для России никакого интереса как торговый партнер - ей просто нечего предложить самой - раз, она не может оплатить поставляемый товар - два, она уже давно живет в кредит и должна не только России - три. Внешнеполитический вектор Грузии ориентирован жестко на Запад, поэтому говорить о Грузии как о привлекательном для России геостратегическом партнере также не приходится. Территория Грузии становится для России не только чужой (выталкиваются российские военные базы, свертываются элементы влияния), но и враждебной как база реабилитации, сбора и подготовки для чеченских боевиков и потенциальный плацдарм НАТО вблизи российских границ.

Введение визового режима, естественно, не вызвало в Грузии восторга. Напротив - оно сопровождалось бурей негодования на различных уровнях по поводу того, что Россия якобы пренебрегла историческими узами дружбы, вековыми связями двух народов. Нам угрожали, что Тбилиси обратится с жалобой в международные организации, выйдет из СНГ, чуть ли ни разорвет с Россией дипломатические отношения, устраивали демарши, собирали митинги и демонстрации протеста у российского посольства и т.д. К общему хору истеричных голосов в Грузии энергично присоединились голоса и московской грузинской интеллигенции, которая вместо того, чтобы осуждать российские власти, хотя бы раз осмелилась публично прокомментировать действия руководства Грузии, которое вот уже десяток лет толкает в пропасть собственную страну.

Странно, но Москва до сих пор словно испытывает чувство вины за принятые меры безопасности, какими является введение визового режима, и, оправдываясь за свои действия, заверяет Грузию, что это акция временная. Но разве мы обязаны оправдываться? Напомним, что введение визового режима есть законное и демократическое право любого государства, зафиксированное кстати и в Бишкекском соглашении о безвизовом передвижении граждан СНГ от 9 октября 1992 года, которое допускало право любой страны "принимать особые меры по защите своих границ и территории при чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих их безопасности".

Введение визового режима с Грузией стало, на наш взгляд, объективной, хотя и запоздалой реакцией Москвы на ту недружественную политику, которую в последние годы вел Тбилиси по отношению к России, и показало, наконец, место Грузии в ряду государств-участников СНГ.

Комментируя последствия этого шага Москвы для российско-грузинских отношений, можно сказать, что они достигли такой точки, ниже которых за время нахождения у власти Э.Шеварднадзе еще не опускались. Характерно, что грузинское общество только сейчас вдруг начало осознавать глубину той пропасти, которая пролегла между власть имущими и остальным народом, что режим Шеварднадзе не способен дать благополучие и не вечен, и что западные кредиты, бонусы и преференции не предназначены для населения, а идут в карманы высоких государственных чиновников.

Состояние первоначальной истерии в связи с изменением пограничного режима, которое демонстрировали грузинские власти и СМИ до и первое время после введения визового режима, постепенно проходит, процесс получения виз входит в размеренную колею повседневной рутинной работы консульской службы российского посольства в Тбилиси. Российская сторона всегда подчеркивала, что не заинтересована создавать какие-либо искусственные сложности для общения между народами наших стран.

Весь этот период обстановка на пунктах пропуска на российско-грузинской границе оставалась в целом спокойной. Никаких серьезных инцидентов и противоправных действий не отмечено. Гражданам Грузии на 25 января т.г. выдано порядка 12 тыс. виз для поездок в Россию.

МИД России, другие ведомства продолжают принимать необходимые меры, чтобы сократить до минимума возможные неудобства, возникающие в связи с введением визового режима. В частности, до 1 марта 2001 г. действует договоренность о беспрепятственном выезде к месту проживания граждан двух стран с территорий стран пребывания. Грузинской стороне было предложено открыть дополнительные консульские пункты на территории Грузии (в Батуми, Ахалкалаки, Цхинвали) для удобства получения российских виз. Ответ на наши предложения пока не получен.

Вообще, судя по всему, Тбилиси, осознавая всю тяжесть последствий изменения режима пересечения границы, пока не торопится пересматривать кардинальным образом, весь комплекс взаимоотношений с Россией, и пытается изыскивать обходные пути.

Не могут не вызывать удивления попытки некоторых грузинских представителей законные действия России по обеспечению своей безопасности представить чуть ли не как вмешательство во внутренние дела Грузии. Россия уважала и уважает суверенитет и территориальную целостность Грузии, выступает за развитие добрососедских, взаимовыгодных отношений, учитывающих интересы друг друга. Введение визового режима никоим образом не затрагивает эти основополагающие принципы.

Россия готова искать взаимоприемлемые развязки по восстановлению безвизового порядка поездок граждан двух стран. Прежде всего, речь идет о налаживании эффективного сотрудничества между Москвой и Тбилиси в борьбе с террористами и их сообщниками. Несмотря на признание грузинскими властями того, что в Панкисском ущелье действительно сложилась опасная ситуация в связи со скоплением там криминальных элементов, в том числе чеченских боевиков, решительных мер против них не предпринимается. Здесь продолжают действовать центры подготовки террористов, госпитали для их лечения. Под крышей гуманитарных миссий скрываются организации, осуществляющие материально-техническое и финансовое обеспечение террористов. Мы неоднократно заявляли, что находящиеся на территории Грузии боевики представляют опасность не только для России, но и для самой Грузии. Кстати, далеко не случайно посольства США и Великобритании в Тбилиси рекомендовали своим гражданам не посещать Грузию в туристических целях. Со своей стороны, Россия также предложила своим гражданам воздерживаться от поездок в Ахметский район и Панкисское ущелье Грузии вплоть до нормализации там обстановки и наведения порядка.

Посол Грузии в Москве Зураб Абашидзе выразил мнение, что подобные заявления не способствуют созданию нормального имиджа Грузии. Одновременно МИД Грузии указал, что подобного рода рекомендации "нацелены на дезориентацию общественного мнения в отношении Грузии", а министр иностранных дел Ираклий Менагаришвили заявил, что в сообщении МИД РФ содержатся "элементы дезинформации по поводу криминогенной ситуации в Грузии". По словам президента Грузии, "если поток дезинформации не прекратится, то не исключено обращение Грузии к международному сообществу для укрепления в несколько раз миссии наблюдателей и расширения ее функции".

Тбилиси особенно не понравилось то, что Россия сохранила льготный режим передвижения на границе с Абхазией и Южной Осетией, что лишний раз подчеркнуло уязвимость грузинского суверенитета, неспособность центральных властей осуществлять контроль в рамках тех границ, которые достались Грузии с советских времен. Этот шаг оправдан с точки зрения стратегических интересов России в регионе Большого Кавказа. Так, закрытие границы между Южной и Северной Осетией - двумя государственными образованиями разделенного народа - было бы чревато серьезным нарушением стабильности в регионе. Льготный визовый режим для жителей Южной Осетии к тому же серьезно поднял их статус по сравнению с грузинским населением. Иметь паспорт с югоосетинской пропиской стало престижно и экономически выгодно. Для республики за этим обстоятельством стоит очевидное преимущество - оживление экономической активности местного населения. Потенциальная опасность заключается в том, что через осетинские коридоры в Россию могут проникать чеченские боевики. Чтобы исключить такую возможность следует ужесточить пограничный контроль на фактической границе между Южной Осетией и Грузией.

В Москве хотели бы надеяться, что в Тбилиси возобладает конструктивный, взвешенный настрой, и грузинские власти сделают правильные выводы. Это позволило бы в результате переговоров выйти на такие решения, которые сняли бы имеющиеся озабоченности, определившие необходимость введения визового режима.

Между тем, политические задачи, поставленные Россией в связи с введением визового режима с Грузией, вряд ли могут быть решены в полной мере, несмотря на то, что заметно возросла дипломатическая и парламентская активность грузинской стороны в своем стремлении нормализовать двусторонние отношения. Однако идти на серьезные уступки Тбилиси пока не торопится. Продолжаются непростые переговоры по поводу российских военных баз, хотя зафиксированные в стамбульских договоренностях обязательства, Россия неуклонно выполняет.

В соответствии с договоренностями, изложенными в российско-грузинском Заявлении (Стамбул,17 ноября 1999 г.) и обязательствами по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) Российская Федерация в установленный срок - до 31 декабря 2000 г. - завершила сокращение подпадающих под действие этого Договора российских обычных вооружений и военной техники, размещающихся на территории Грузии. Процесс сокращения осуществлялся в соответствии с согласованными с грузинской стороной графиками. В результате выполненных мероприятий количество вооружений не превышает установленные адаптированным ДОВСЕ уровни базового временного развертывания.

По правилам ДОВСЕ был осуществлен ряд инспекций с участием иностранных наблюдателей, в том числе на российском объекте контроля в Гудаута, что в Абхазии. Международные наблюдатели, таким образом, получили доступ к технике, находящейся в Абхазии, не контролируемой центральными властями. В сложных условиях грузино-абхазского конфликта осуществлен вывод согласованного количества военной техники с территории Абхазии.

По взаимной договоренности Москвы и Тбилиси будут продолжены российско-грузинские переговоры по осуществлению других обязательств, содержащихся в Заявлении от 17 ноября 1999 г. Российская сторона подтверждает свою позицию, что все его положения являются взаимосвязанными и подлежат выполнению во всех аспектах.

Что касается вопроса о выводе из Грузии двух российских баз - Вазиани и Гудаута, - то такое решение было принято по желанию грузинской стороны. Договоренность о расформировании и выводе этих двух баз содержится в упомянутом Заявлении и ориентирована на середину текущего года. Россия не намерена отказываться от принятых обязательств.

Относительно сроков и порядка функционирования двух других баз - Батуми и Ахалкалаки - Россия намерена продолжать искать с грузинской стороной взаимоприемлемые решения, руководствуясь нормами международного права.

Прошли 5 раундов вязких переговоров. Последний - в Тбилиси 21-25 декабря 2000 г. Россия предлагает оставить военные базы Батуми и Ахалкалаки как минимум еще на 15 лет, в связи с невозможностью уложиться в более сжатые сроки. Грузия ставит условием их вывода - 2003 г. С этим вопросом увязывается и поставленный Россией вопрос о переводе базы Гудаута под использование миротворцами. Причем грузины продолжают настаивать на ее закрытии, а потом уже решении вопроса о передаче ее миротворцам, с чем не соглашается российская сторона.

Что же касается попыток некоторых грузинских представителей увязывать вопрос о дальнейшем функционировании на территории Грузии российских военных баз Ахалкалаки и Батуми с ситуацией в грузино-абхазском урегулировании, то такая увязка безосновательна, так как не вытекает из Стамбульских договоренностей, а также из наших обязательств по ДОВСЕ. В целом пока не наблюдается смягчение подходов Грузии к военно-политическим аспектам взаимоотношений с Россией. Тбилиси продолжает выдвигать претензии на "свою" долю военного имущества бывшего СССР, вывезенного с ее территории после 1991 г.

Серьезным во взаимоотношениях с Грузией остается вопрос о реструктуризации грузинской задолженности.

Понимая трудности переживаемого Грузией периода, Россия готова рассмотреть просьбу Тбилиси относительно повторной реструктуризации грузинского государственного долга России. Однако для достижения взаимоприемлемых развязок Москва ожидает и встречных шагов со стороны Тбилиси. Об этом Россия неоднократно ставила в известность грузинскую сторону и предлагала различные варианты урегулирования.

После того как Тбилиси 15 декабря 2000 г. погасил просроченную задолженность по основному долгу, Россия заявила о готовности поддержать предоставление Грузии среднесрочной кредитной программы МВФ.

МИД РФ придерживается такой позиции, что если парламент Грузии ратифицирует Соглашение между РФ и Грузией об урегулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего СССР, подписанное 14 сентября 1993 года (так называемый "нулевой вариант"), Россия может согласиться на реструктуризацию всего грузинского долга на условиях Парижского клуба в соответствии с принципом равенства кредиторов. Актуальным остается вопрос о передаче в российскую собственность некоторых грузинских объектов недвижимости в счет государственного долга.

В ответ на предложение России исполнительная власть Грузии приняла решение и внесла в парламент для ратификации текст соглашения о "нулевом варианте", предусматривающем отказ Грузии от активов бывшего СССР, которые, по оценке грузинской стороны, составляют порядка 4 млрд. долл., взамен на списание своей части долговых обязательств перед Россией. В этой связи в Тбилиси продолжается оживленная и крайне бурная дискуссия - принимать или не принимать условия Москвы. Решение согласиться на это предложение, как считает правительство, обусловлено не только здравым смыслом, но и имеет принципиальное значение для Парижского клуба, от мнения которого зависит возобновление сотрудничества Грузии с МВФ. Многие парламентарии ставят под сомнение целесообразность ратификации "нулевого" варианта в обмен на реструктуризацию долга Грузии в размере 158 млн. долл. и считают такой обмен неадекватным. В этой дискуссии достаточно отчетливо и внятно прозвучало мнение председателя парламента Зураба Жвания, высказавшегося в пользу "нулевого варианта" - как наиболее разумного решения. А на днях совет директоров МВФ принял благоприятное для Грузии решение, выделив стране долгосрочный льготный кредит на сумму 150 млн. долл. Президент Грузии специально обратил внимание и на то обстоятельство, что решение МВФ о выделении для Грузии кредита активно поддержал представитель России.

Вообще складывается впечатление, что в Тбилиси начинают осознавать: вступление в жесткую конфронтацию с Россией вряд ли принесет Грузии пользу. Об этом свидетельствует реакция населения на многочасовые отключения электричества, произошедшие в стране в связи с перебоями поставок газа из России, которые происходят по причине неуплат за уже полученный газ.

В последнее время Россию упрекают в том, что она прекратила поставки природного газа в Грузию, что якобы стало причиной перебоев с подачей электроэнергии. Россия не может согласиться с такой постановкой вопроса. 4 января с.г. в Москве состоялись переговоры с министром топлива и энергетики Грузии по урегулированию поставок газа. Грузинская сторона проинформировала, что заключен контракт между компанией "Итера" и грузинской Международной газовой корпорацией о поставках газа для ТбилГРЭС. Подача российского газа в Грузию была восстановлена.

Грузинская сторона положительно отреагировала на наше предложение о заключении межправительственного соглашения относительно обеспечения бесперебойных поставок газа из России в Грузию. Ожидается, что переговоры по этому вопросу будут продолжены.

В связи с обозначившимся спадом в российско-грузинских отношениях после введения визового режима, США напротив стараются продемонстрировать Тбилиси свое внимание. Грузия (вслед за Киргизией) стала второй республикой бывшего СССР, по отношению к которой была отменена поправка Джексона-Вэника, ограничивающая торговлю с бывшими советскими республиками. Таким образом, Грузии было предоставлено право наибольшего благоприятствования в торговле с США.

Президент Грузии охарактеризовал отмену поправки Джексона-Вэника как очередной показатель повышенного интереса США к Грузии. На самом деле этот жест Вашингтона носит скорее символический характер, демонстрирующий участие США в судьбе этой республики. Для Грузии проблема не в том, что таможня США мешает ввозить товары, а в том, что ей нечего экспортировать в Америку. Грузия на данный момент не производит ничего такого, что могло бы завоевать американский рынок, и неважно, будет ли при этом действовать поправка Джексона-Вэника.

Вслед за отменой упомянутой поправки свое слово решил сказать и МВФ, который почти два года не выделял Грузии ни цента. Причины такой жесткости МВФ были прозаичны: Грузия не выполняла принятые перед фондом обязательства, сохранялся высокий уровень коррупции, нецелевое расходование кредитов фонда, в результате чего не была выполнена ни одна программа, под которую брались деньги. Заседания директората МВФ откладывались несколько раз ввиду невыполнения Грузией принятых обязательств. В частности, не были решены проблемы с долгами России, на чем настаивало руководство фонда. Начавшиеся недавно между Москвой и Тбилиси переговоры о "нулевом варианте" и представление исполнительной властью в парламент страны соответствующего соглашения стали одним из обстоятельств, предопределивших решение МВФ. Транши из общей суммы в 150 млн. долл. будут предоставляться Грузии в течение трех лет.

По словам российского посла в Тбилиси Владимира Гудева, независимо от визового режима, совместные действия двух стран будут направлены на устранение того, что мешает развитию дружеских отношений. В первую очередь, по его мнению, это должно коснуться ликвидации организованных сил международного терроризма на территории России и Грузии во всех его формах и проявлениях. Кроме того, в целях урегулирования взаимоотношений проходят переговоры по военным и экономическим вопросам. Взаимовыгодное сотрудничество будет продолжено по многим направлениям, в частности, в области торговли, промышленности, в культурно-гуманитарной сфере. Потенциал для этого существует огромный, а Россия является первым по значимости торговым партнером Грузии. Республика также готова к установлению деловых контактов. Не секрет, что российский рынок является лучшим для сбыта грузинской сельскохозяйственной продукции. Кроме того, по мнению российского посла, перспективны и совместные энергетические проекты, имеющие особое значение для обеих стран. Например, строительство новых линий электропередач из Дагестана в Грузию, транзит по грузинской территории российской электроэнергии, строительство газопровода из грузинского города Кабулетти в турецкий Хопа для подачи российского газа. Готовятся предложения по восстановлению абхазского участка железной дороги, по которому поезда смогут двигаться из грузинского населенного пункта Самтредиа до российской станции Веселое. Посол считает важным компонентом двусторонних отношений исторически сложившееся традиционное культурное сотрудничество. Сотрудники посольства предлагают учредить в Тбилиси Российский центр науки и культуры, который был бы не только очагом российской культуры, но и способствовал бы установлению тесных контактов между учеными и научными работниками двух стран, развивал народную дипломатию, сотрудничество между породненными городами.

Удовлетворение итогами двухдневных встреч и переговоров в Москве выразил глава грузинской парламентской делегации вице-спикер Эльдар Шенгелая. Он отметил, что достигнуты договоренности, которые в ближайшей перспективе могут положительно сказаться на российско-грузинских связях и "сделаны конкретные шаги для восстановления доверия Москвы и Тбилиси". Речь, в частности, идет о договоренностях, что парламентарии обоих государств будут привлечены к участию над разработкой проекта нового рамочного договора о взаимоотношениях России и Грузии. Такое участие депутатов на раннем этапе формирования этого документа, по мнению грузинской стороны, могло бы в последующем облегчить его ратификацию парламентами обоих государств.

Э.Шенгелая выразил удовлетворение тем, что российская сторона готова принять участие в формировании рабочей группы, куда бы вошли представители МИД обоих государств, которая бы изучила вопрос "о возможности придания визовому режиму менее болезненной для граждан Грузии и России формы". Было также принято решение сформировать из парламентариев обоих государств постоянно действующий форум, который один-два раза в год собирался бы для обсуждения ключевых вопросов двусторонних отношений. Первое заседание такого форума намечено провести в апреле текущего года во Владикавказе. Думается, что оживление связей поможет лучшему взаимопониманию прежде всего в высших государственных инстанциях, поможет разблокировать многие существующие вопросы в интересах народов двух стран.