Журнал теории и практики Евразийства №5
(№1,№2,№3,№4,№5)
"Познай самого себя. Будь самим собой." (Древняя мудрость)

"Если Россия возродится, то только как Евразийская держава, и только через евразийство."(Л.Н. Гумилев)

Люди и время
От редакции
Новости СНГ
Евразийская мысль
Наследие
Союз Беларуси и России. Обзор событий
Союз Беларуси и России. Статьи
Ближнее зарубежье. Соотечественники
Культура
Люди и время
Дискуссия
 
 Сегодня в номере
Евразийская мысль
А.И.Николаев  России нужна система обороны, а не оборона системы
Чебан В.В.  Военно-политическое будущее России и мировая партизанская война
Наследие
Н.С.Трубецкой  Идеократия и армия
Союз Беларуси и России. Статьи
Мясникович М.В.  На пути к единению
Бевзо А.А.  Состояние и направления развития оборонных отраслей промышленности в Союзном государстве
Ближнее зарубежье. Соотечественники
Затулин К.Ф.  Без ущерба для интересов России. Пришло время переоценки ценностей в политике по отношению к ближнему зарубежью
Грунин В.Ф.  Абхазия: цена независимости
Комоцкая В.Д.  Фактор политической культуры в межэтнических конфликтах на территории бывшего СССР
Культура
Хромова И.С.  Проблемы преподавания истории в современной школе
Гаврилов В.Н.  Состояние и перспективы развития образования на русском языке в Прибалтике
  Никоновские чтения в музее “Новый Иерусалим”
Люди и время
Карпеев И.В.  Славный сын России, герой Болгарии
 
 Состав редакции 
Шишкин И.С. - главный редактор
Левченко Д.Е.
Макаренков М.В.
Мирошниченко С.А.
Михайлюк И.Ф.
Севастьянов А.Н.
Хромов О.Р.
 Редакция 
e-mail:  
 Учредитель 
ОООИ "Факел"
Архив

№1

№2

№3

№4

№5

 

Институт стран СНГ



Дизайн:




Славный сын России, герой Болгарии

Карпеев И.В.
Кандидат исторических наук, главный специалист Российского государственного военно-исторического архива

Этот небольшой очерк жизни подполковника Павела Петровича Калитина, двоюродного брата будущего военного министра Алексея Николаевича Куропаткина.

П.П. Калитин выходец из небогатого дворянского рода, родился 30 августа 1846 г. на Псковщине - земле исконно русской, православной, порубежной, богатой традициями воинского искусства и боевой славы. Следуя заветам предков, Павел Петрович с детских лет выбрал себе профессию военного. Он воспитывался в Павловском кадетском корпусе и 25 августа 1863 г. поступил на службу юнкером в 1-е военное Павловское училище.

1860-е гг. вошли в историю России под названием Эпохи Великих реформ. Прошла отмена крепостного права, готовились военные реформы с всесословной воинской повинностью, демократическим военным образованием. Создавалась современная армия, в которой не только офицер, но и солдат, говоря словами великого русского полководца А.В. Суворова, "Знают свой маневр".

Новые веяния захватили Павла Петровича. 7 августа 1865 г. талантливый 19-летний юноша окончил по первому разряду Павловское военное училище и был произведен в подпоручики. Перед молодым офицером открылась возможность блестящей военной карьеры в столичном Петербурге. Но молодой человек выбрал самый трудный путь служения Отечеству: потянуть армейскую лямку, "понюхать пороху". Отвергнув лестные предложения начальства, он распределился в Оренбургский линейный (впоследствии 1-й Туркестанский стрелковый) батальон, куда пребыл 16 ноября 1865 г.

В течение 10 лет служба П.П. Калитина была связана со знойным Туркестаном. Продвижение России в Среднюю Азию вызвало яростное сопротивление местной аристократии, мусульманского духовенства. За спиной антироссийских сил стояла Великобритания, стремившаяся задержать соперника на дальних подступах к "жемчужине" своей колониальной империи ? Индии.

Боевое крещение Павел Петрович получил в 1866 г., в сражениях против войск Бухарского эмирата. С 12 по 30 января русские войска, сосредоточившись у Чиназа, переправились через р. Сыр-Дарья и 6 февраля подступили к крепости Джизак форпосту на пути к старой столице эмирата Самарканду. Однако малочисленность российского отряда, плохая подготовка похода и начавшаяся весенняя распутица заставили 11 февраля 1866 г. снять осаду и вернуться в лагерь на берегу Сыр-Дарьи. Только 5 апреля новый командующий отрядом, генерал-майор Д.И. Романовский, сменивший полковника Пистолькорса, предпринял движение к урочищу Мурза-Рабат, а 7 мая к Ирджару. Бросившийся навстречу русским со своими войсками бухарский эмир был разбит наголову 8 мая 1866 г. За отличие в сражении с бухарцами П.П. Калитин был произведен 14 марта в поручики.

Развивая успех, русские войска 14 мая двинулись к Ходженту главному городу на севере нынешнего Таджикистана. После четырехдневной осады 24 мая 1866 г. город и цитадель были взяты штурмом. Участвовавший в этом деле Павел Калитин получил 24 июля 1867 г. орден Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость".

Боевые действия против Бухарского эмирата возобновились с новой силой осенью 1866 г. Отряд генерала Д.И. Романовского 24 сентября осадил, а 2 октября взял приступом крепость Ура-Тюбе. 12 октября русские войска вновь подступили к Джизаку, защищаемому 10-тыс. гарнизоном бухарцев при 53 орудиях. Неприятель делал многочисленные вылазки, пытался помешать осадным работам, но все было напрасно. Русская артиллерия пробила бреши в южной и юго-восточной стенах крепости и, после ожесточенного сопротивления 18 октября 1866 г. Джизак пал. За боевые отличия при Ура-Тюбе и Джизаке П.П. Калитин был награжден 6 октября 1867 г. орденом Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом, а 20 февраля 1868 г. орденом Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом.

Напуганный успехами русских войск эмир запросил пощады. Вести переговоры с Бухарой было поручено руководителю образованного в 1867 г. Туркестанского генерал-губернаторства и командующему войсками Туркестанского военного округа инженер-генералу К.П. Кауфману. Год прошел спокойно. В послужном списке нашего героя П.П. Калитина зафиксирована только одна стычка с бухарцами "дело" при Гуль-кишлаке 5 июля 1867 г.

Ведя переговоры с Россией, бухарское правительство лихорадочно готовилось к реваншу. Закупалось оружие, вербовались новые наемники, при помощи иностранных военных специалистов создавались регулярные воинские части. Посчитав свою армию достаточно боеспособной, эмир в начале 1868 г. прервал переговоры и объявил России "газават" то есть "священную войну". В различные районы Туркестана были направлены бухарские агенты с целью поднять узбеков, таджиков, киргизов и казахов на восстание против "неверных".

Павел Калитин вновь оказался на переднем крае в качестве инструктора батальона (с 22 февраля 1868 г.), командира роты (с 24 августа 1868 г.). Он участвовал в отражении нападения бухарских войск на русский лагерь под Катта-Курганом 27-29 мая, в кровопролитном сражении на Зерабулакских высотах 2 июня 1868 г. Понеся тяжелые потери, армия эмира без боя оставила Самарканд. Однако попытка К.П. Кауфмана с ходу взять Бухару не удалась. В тылу русских войск вспыхнуло восстание. Жители Самарканда при поддержке отрядов правителей высокогорного Шахрисябского бекства перерезали коммуникации и осадили в городской цитадели небольшой русский гарнизон, в составе которого находился и знаменитый художник-баталист В.В. Верещагин. Генерал-губернатор Туркестана вынужден был повернуть назад и 8 июня 1868 г. брать Самарканд штурмом. Тем временем из Петербурга пришел приказ возобновить переговоры с Бухарой. В свою очередь и эмир, лишившись большей части армии, готов был на любые уступки, лишь бы сохранить свою власть. Вскоре был заключен мирный договор, по которому бухарское правительство признавало все завоевания России в Средней Азии и обязалось следовать в фарватере российской внешней политики. Участники победоносного Самаркандского похода были щедро награждены. Так, за бои под Катта-Курганом П.П. Калитин был произведен 7 июля 1869 г. в штабс-капитаны (старшинство в чине с 27 мая 1868 г.), за успешные действия на Зерабулакских высотах получил 2 августа 1869 г. орден Св. Станислава 2 ст. с мечами, а за взятие Самарканда 19 января 1870 г. корону к этому ордену.

В начале 70-х гг. XIX в. войска Туркестанского военного округа были значительно усилены, оснащены скорострельными ружьями и нарезной артиллерией, Оренбургские линейные батальоны преобразованы в более многочисленные и лучше подготовленные Туркестанские стрелковые.

1 февраля 1870 г. Павел Петрович возглавил роту 10-го Туркестанского стрелкового батальона. 30 октября 1871 г. он уже капитан. Это последний младший (обер-офицерский) чин.

Укрепившись в центральных и южных районах Средней Азии, России обратила свои взоры на восточное побережье Каспийского моря. Здесь проживали вольные туркменские племена, а также находилось еще одно древнее среднеазиатское государство ханство Хивинское. Хан, памятуя о печальной участи своего бухарского эмира, вел осторожную политику, опасаясь прогневить как официальный Петербург, так и Ташкент столицу нового Туркестанского генерал-губернаторства. Но повод для карательной экспедиции найти не составило труда постоянные набеги и грабежи со стороны номинально подвластных Хиве некоторых туркменских племен. Поход на Хиву возглавил генерал-губернатор К.П. Кауфман. Павел Калитин находился в Джизакской колонне, которой командовал генерал-майор Н.Н. Головачев. 24 апреля 1873 г. колонна выступила из укрепления Хан-Ата и после ряда стычек с неприятелем (27 апреля в урочище Ак-Таш, 1 и 6 мая в урочище Адаш-Крыман, в ночь на 11 мая в урочище Уч-Учак) подошла 11 мая к р. Аму-Дарья. Вскоре туда же подтянулись основные силы Туркестанского отряда. Пройдя вниз по течению, русские войска с 18 по 22 мая переправились через реку у Шейх-арыка, преодолев ожесточенное сопротивление хивинцев. 23 мая была взята штурмом крепость Хазар-Аспа, прикрывавшая подступы к столице ханства. 29 мая 1873 г. Хива пала и ее правитель согласился передать свои владения под протекторат России. Однако попытка К.П. Кауфмана покорить еще и туркмен не удалась. Выдвинутые в район Хазават Измукшир-Ильяллы части Туркестанского отряда вынуждены были покинуть безводную пустыню и 12 августа вернуться в Хиву. За отличное мужество и храбрость, проявленные в Хивинском походе, П.П. Калитин был награжден годовым окладом жалования (22 июня 1873 г.), чином майора (18 января 1874 г.) и золотой саблей с надписью "За храбрость" (25 января 1874 г.).

Едва закончился Хивинский поход, как пришли тревожные вести из Кокандского ханства, правители которого еще в начале 60-х гг. XIX в. признали над собой власть России. Власть в Коканде захватила аристократически-клирикальная группировка, ориентировавшаяся на Англию. Пророссийски настроенный Худояр-хан был свергнут и бежал. Цветущая Ферганская долина, древние города Наманган, Маргелан и Коканд стали ареной ожесточенных боевых действий, в которых с 7 августа по 7 ноября 1875 г. принял участие и Павел Петрович Калитин. К началу 1876 г. мятежники были разгромлены, Кокандское ханство ликвидировано, а его территория присоединена к Туркестанскому генерал-губернаторству. За отличие в делах с кокандцами П.П. Калитин был пожалован 5 апреля 1876 г. орденом Св. Анны 2 ст. с мечами и произведен 16 ноября 1876 г. в подполковники. Орден Павел Петрович получил уже в Петербурге, куда был направлен в качестве курьера из Намангана 7 ноября 1875 г. Известие об очередном повышении в чине застало его на родной Псковщине, где он находился на заслуженном отдыхе с 31 мая 1876 г.

П.П. Калитину было всего 30 лет, когда он, боевой офицер, стал подполковником, с перспективой на генеральское звание и высокие командные должности. Все чины и награды, Павел Петрович получил за боевые отличия, а не за сидение в канцелярии или парадные марши на плацу. Судьба до сих пор хранила его он ни разу не был ранен или контужен.

Но насладиться как следует мирной жизнью, обзавестись семьей Павел Калитин так и не успел. Россия спешила на помощь своим братьям южным славянам, изнемогавшим в борьбе с турецким игом. Оставаться в стороне от этого святого дела Павел Петрович не мог. Он подал рапорт об отзыве его из отпуска и 13 января 1877 г. был прикомандирован к Главной квартире действующей армии, а 17 апреля 1877 г. назначается командиром 3-й дружины Болгарского ополчения. Решение о формировании ополчения было принято еще в октябре 1876 г. и началось в Кишиневе, а с объявлением 12 (24) апреля 1877 г. Россией войны Турции продолжилось в Плоешти, на территории союзной Румынии. От жителей Самары Болгарское ополчение получило знамя, представлявшее собой широкое полотнище, сшитое из трех горизонтальных полос: белой, красной и голубой. Посреди полотнища с обеих сторон черный крест, украшенный арабесками. С одной стороны посреди креста образ Иверской Богоматери, с другой изображение славянских просветителей святых Кирилла и Мефодия. Ополчение состояло из 6 дружин, по 1000 человек в каждой, разделенных на 3 бригады. Общая численность, включая вспомогательные части составляла 7444 человек при 81 офицере. Начальником ополчения был назначен генерал-майор Н.Г. Столетов. Среди самых почитаемых командиров был П.П. Калитин, которого ополченцы любили за лихость, веселость, сердечное к ним отношение. 21 июня 1877 г. Болгарское ополчение переправилось через Дунай и вступило на родную землю; 26 июня прибыло в уже освобожденную от турок древнюю столицу Болгарии Тырново. Однако после форсирования Дуная российское командование допустило стратегическую ошибку. Оно распылило свои силы по флангам. Основные группировки российских войск вскоре завязли при осаде мощных крепостей Плевна (Плевен) на западе и Рущук (Русе) на востоке Болгарии. Для выполнения же главной задачи занятия перевалов через Балканы выделялся небольшой отряд генерал-лейтенанта И.В. Гурко (12 тыс. человек, при 24 орудиях), которому придали дружины Болгарского ополчения. Этим немедленно воспользовалось турецкое руководство, перебросив на защиту проходов армию Сулеймана-паши. Здесь и произошло боевое крещение ополченцев. Занимавший Эски-Загру (Стару Загору) авангард отряда И.В. Гурко (3,5 тыс. чел.) получил приказ 18(30) июля 1877 г. выбить турок из Эни-Загры. Выступив 17 (29) числа, авангард неожиданно столкнулся с наступающим неприятелем и вернулся к городу. Против защитников Эски-Загры Сулейман-паша бросил 15-тыс. корпус своих войск. Главное сражение развернулось 19(31) июля 1877 г.

По воспоминаниям полковника Ф.М. Депрерадовича, "турки с самого начала боя обратили все внимание на центр и левый фланг нашей позиции, так что главная тяжесть боя выпала на долю храбрейшей 3-й дружины ополчения, состоявшей под командою героя, туркестанца подполковника Калитина... Когда в разгаре сражения против нашего центра и именно против 3-й дружины сосредоточились довольно сильные турецкие колонны, то Калитин просил разрешения Столетова атаковать неприятеля и велел играть наступление. Весело, как на пир, пошла в атаку 3-я дружина, руководимая своими молодцами-офицерами; люди бросились на турок под звуки национальной песни. Атака была так неожиданна и стремительна, что неприятель подался было назад, но несоразмерность сил и убийственный оружейный огонь заставил наших отступить. Следующая атака 3-й дружины была поддержана находившейся с ней в связи 1-й дружиной полковника Кесякова... Но что могли сделать усилия двух батальонов против по крайней мере вчетверо сильнейшего и отлично вооруженного неприятеля Отважный Калитин, увидев, что падает знаменщик, бросается к нему и подхватывает знамя, но, в свою очередь, мгновенно пробит несколькими пулями..."

Умирая, Павел Петрович успел крикнуть: "Ребята! Знамя наше с нами! Вперед за ним!" В ожесточенной схватке дружинники отстояли свое знамя, "едва не попавшее в руки неприятеля и спасенное только благодаря самоотвержению офицеров и львиной храбрости болгар" Донося о результатах сражения, начальник Болгарского ополчения генерал-майор Н.Г. Столетов писал: "В продолжение четырех тяжелых часов 2-тыс. отряд людей, собравшихся под знамена всего 3 мес. тому назад, твердо держался против лучшей части турецких войск... и упорно спорил на поле битвы. Потеря в сем славном, безупречном для ополчения деле равняется 21 офицеру и 514 нижним чинам, выбывшим из строя". Турки потеряли около 1,5 тыс. чел.

После сражения под Эски-Загрой немногочисленный Передовой отряд И.В. Гурко отступил к Шипкинскому и Хаинкиойскому перевалам. 20 июля 1877 г. отряд был расформирован, а оборону балканских перевалов возложили на 8-й армейский корпус генерал-лейтенаната Ф.Ф. Радецкого.

Героически погибший на поле боя П.П. Калитин был исключен из списков своей родной воинской части, 1-го Туркестанского стрелкового батальона, уже после окончания войны с Турцией 11 мая 1878 г. Благодарные болгары долго хранили память о русском чудо-богатыре. Вплоть до начала первой мировой войны 1914-1918 гг. в Стара-Загоре существовало общество унтер-офицеров запаса болгарской армии, названное в честь героя "Подполковник Калитин".

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
РГВИА. Ф.400. Оп.12. Д.5399. Л.2-10 об.; Депрерадович Ф.М. Из воспоминаний о русско-турецкой войне 1877-1878 гг. СПб., 1881; Радев Н. Защитата на Шипка и историято самарското знаме. София, 1902; Освобождение Болгарии от турецкого ига. Т.2. М., 1964; Не смолкнет эхо над Балканами. Воспоминания. Письма. Публицистика. Статьи. Москва-София, 1988.

Назад
Евразийский Вестник , Copyright 1999-2000