Журнал теории и практики Евразийства №5
(№1,№2,№3,№4,№5)
"Познай самого себя. Будь самим собой." (Древняя мудрость)

"Если Россия возродится, то только как Евразийская держава, и только через евразийство."(Л.Н. Гумилев)

Евразийская мысль
От редакции
Новости СНГ
Евразийская мысль
Наследие
Союз Беларуси и России. Обзор событий
Союз Беларуси и России. Статьи
Ближнее зарубежье. Соотечественники
Культура
Люди и время
Дискуссия
 
 Сегодня в номере
Евразийская мысль
А.И.Николаев  России нужна система обороны, а не оборона системы
Чебан В.В.  Военно-политическое будущее России и мировая партизанская война
Наследие
Н.С.Трубецкой  Идеократия и армия
Союз Беларуси и России. Статьи
Мясникович М.В.  На пути к единению
Бевзо А.А.  Состояние и направления развития оборонных отраслей промышленности в Союзном государстве
Ближнее зарубежье. Соотечественники
Затулин К.Ф.  Без ущерба для интересов России. Пришло время переоценки ценностей в политике по отношению к ближнему зарубежью
Грунин В.Ф.  Абхазия: цена независимости
Комоцкая В.Д.  Фактор политической культуры в межэтнических конфликтах на территории бывшего СССР
Культура
Хромова И.С.  Проблемы преподавания истории в современной школе
Гаврилов В.Н.  Состояние и перспективы развития образования на русском языке в Прибалтике
  Никоновские чтения в музее “Новый Иерусалим”
Люди и время
Карпеев И.В.  Славный сын России, герой Болгарии
 
 Состав редакции 
Шишкин И.С. - главный редактор
Левченко Д.Е.
Макаренков М.В.
Мирошниченко С.А.
Михайлюк И.Ф.
Севастьянов А.Н.
Хромов О.Р.
 Редакция 
e-mail:  
 Учредитель 
ОООИ "Факел"
Архив

№1

№2

№3

№4

№5

 

Институт стран СНГ



Дизайн:




Военно-политическое будущее России и мировая партизанская война

Чебан В.В.
Академик Академии военных наук, доктор философских наук, генерал-майор

Особенности геополитического и геостратегического положения в совокупности с другими условиями вероятнее всего повлияют на военную безопасность России следующим образом.

России надо быть готовой к тому, что произойдет схождение общих, глобальных, мировых и региональных противоречий на территории, ранее занимаемой Советским Союзом и, главным образом, на огромных просторах России. Она объективно станет полем, где заявят о себе многие глобальные проблемы, такие, как:

  • сырьевой и энергетический кризис (1);
  • экономический кризис;
  • демографический кризис (2);
  • экологический кризис;
  • продовольственный кризис;
  • технологический кризис;
  • рост криминальной среды (наркобизнес, терроризм и т.д.);
  • духовно-идеологический кризис.
  • Эти известные и вновь возникающие проблемы обострят противоречия между государствами и подтолкнут их к решительным действиям, в том числе и с использованием военной силы.

    Исходя из особого геополитического положения, Россия практически будет вовлечена во многие споры глобального, регионального и местного характера. Это создает уникальные условия для "растаскивания" Российской Федерации по конфликтам и истощения ее, лишения способности к самостоятельному существованию. (В истории России такое бывало не раз. Особенно много сходства нынешней ситуации с серединой ХIX века.)

    Вооруженные конфликты, развязанные в разных местах, представляют для нее серьезную военную опасность и при затягивании перерастут в военную угрозу, сопоставимую по своим последствиям с крупномасштабной войной.

    В случае экономического ослабления, социальной нестабильности и паралича власти будет возрастать степень целенаправленного расчленения России на отдельные части с комбинированным использованием сил и средств.

    Используя методику анализа военно-политической обстановки, основанную на многофакторном изучении источников опасности и "наложении" конфликтоопасных зон на географическую карту России, можно выделить направления, требующие повышенного внимания с точки зрения обороны государства.

    Наиболее уязвимыми, в плане военной безопасности, в ближайшее время станут следующие направления.

    Западное направление уязвимо с точки зрения экономической и политической безопасности. Военную опасность представляет расширяющийся блок НАТО, который, в зависимости от развития ситуации в самой России, будет или плавно наращивать силовое давление, используя фактор сдерживания, или путем создания ощутимого превосходства в военной силе (как это делали США во всех вооруженных конфликтах) может нанести мощный стратегический удар и попытаться расправиться одним махом с "источником нестабильности и угрозы всему миру".

    После расширения военная группировка НАТО продвинулась на Восток на 650-750 км. Состав объединений ВВС НАТО увеличился по тактической авиации на 17-20 процентов. Альянс получил в свое распоряжение 290 первоклассных аэродромов. На них можно сосредоточить 3500 боевых самолетов. Использование этих аэродромов позволяет НАТО наносить ракетно-бомбовые удары вплоть до Волги и Урала, уничтожать позиции стратегических ракет России (3).

    Набирает силу процесс вытеснения России с Балтики. Об этом свидетельствуют факты повышенного военно-политического внимания к Калининградской области. Все громче раздаются голоса критиков из числа западных политиков, которые считают группировку Вооруженных Сил Российской Федерации "основным дестабилизирующим фактором в этом регионе".

    Начато формирование объединенных балтийских ВМС, в состав которых должны войти корабли Германии, Дании, Польши, Латвии, Литвы и Эстонии.

    Отмечается удивительная синхронность в разного рода антироссийских информационно-психологических акциях, которые предпринимают страны Балтии в последнее время. В качестве иллюстрации можно привести требования к России "выплатить компенсацию за причиненный ущерб в советское время", бесконечные обвинение в имперстве и периодические судилища антифашистов и партизан, за "преступления", совершенные в годы Великой Отечественной войны.

    Южное направление уязвимо по целому комплексу взаимосвязанных причин: нестабильная социально-политическая ситуация; вооруженные конфликты как вблизи России, так и на ее территории; этно-политическая напряженность в Крыму; экспансионистские устремления Турции и Ирана; активизация терроризма и наркобизнеса.

    Распад Советского Союза многие рассматривают как исторического поражение России и огромный выигрыш для Турции и Ирана. При этом Турция представляется как лидер и главный носитель идеи пантюркизма, предполагающей объединение всех тюрков на основе единых корней - истории, культуры, языка и религии, а Иран - главным локомотивом панисламизма, претендующего на объединение всех мусульман.

    В этой связи возникает ряд сомнений принципиального характера. Замаячивший на горизонте образ двух новых империй, скорее всего, похож на мираж в пустыне, а не на реальную модель будущего как Турции, так и Ирана.

    Первое. Как известно турецкая и иранская империи достигли своего расцвета благодаря опоре не на религиозное и этническое, а на мировое лидерство. Сама доктрина пантюркизма появилась в Турции лишь в начале ХХ века. Сознавая, что в эпоху межгосударственной интеграции и демократизации общества религиозный фундаментализм становится тормозом для развития, с помощью идей пантюркизма правители разваливавшейся турецкой империи надеялись, во-первых, идеологически компенсировать в глазах населения потерю славянских и арабских земель, а во-вторых, получить поддержку набиравшей вес тогда кейзеровской Германии.

    Нелишне отметить, что большинство тюрков мира проживало тогда ни где-нибудь, а в противнике Германии - в России.

    Поддержки Турция не только не получила, но и потерпела крах в первой мировой войне. Турецкая империя с оглушительным грохотом развалилась.

    Совершенно очевидно, что если бы Турция попыталась еще раз наступить на грабли пантюркизма накануне и в ходе Второй мировой войны, то это привело бы еще к большему краху.

    Что касается успешной реализации в послевоенное время "турецкой модели", позволившей государству добиться значительных успехов в экономике, то она с одной стороны опиралась не на этническое обособление, а на бурное развитие отношений с западом, на его помощь. Более того, отказ в 20-е годы при Ататюрке от имперских устремлений создал предпосылки да эффективного проникновения Турции в новую систему международных отношений, мировое и региональное разделение хозяйства и культурному сотрудничеству.

    Второе. Если внимательно проанализировать исторический опыт, то этническое и религиозное основания объединения оказываются не прочными под натиском более мощных экономических и военно-политических факторов. Вот конкретный пример. Болгария в двух мировых войнах выступала на стороне врагов России. И это несмотря на то, что именно русские освободили болгар от турецкого ига. Не спасли российско-болгарскую дружбу узы славянского братства и после развала СССР.

    Это ставит под сомнение любое объединение, в том числе и на базе пантюркизма. Нет гарантии, что пять тюркских государств, такие как - Азербайджан, Туркмения, Узбекистан, Киргизия и Казахстан бросят все и будут делать исключительно то, что бы идеи пантюркизма под эгидой Турции "крепли и развивались". Уже сегодня можно выделить как внутри этих государств, так и в их отношениях между собой множество проблем, которые требуют отнюдь не тюркского единства и солидарности, а адекватного реагирования на новые реалии и вызовы.

    Скажем больше. Объединение этих стран на базе пантюркизма привнесет в этот союз не просто сумму проблем, а целую систему противоречий, которая полностью дискредитирует идею пантюркизма. Любое государство, входящее в такой союз, встретившись с неразрешимыми проблемами внутри страны, попытается "повесить" их на этот союз. В этой плоскости Турция выглядит не очень приглядно, так она отнюдь не является образцом в решении щекотливых внутренних проблем. Далеко за примерами ходить не следует. Достаточно напомнить кровавую технологию решения "курдского вопроса".

    Но это еще не все. Нет гарантии, что в распахнутые двери взаимоотношений не хлынет "обратная волна" неприятностей различного свойства. Вот конкретный пример. Для Турции, на первый взгляд, опасность этнической нестабильности под влиянием процессов, происходящем на юге бывшего Советского Союза невелика. Как уже отмечалось единственное этническое меньшинство, до сих пор создававшее немалые проблемы для властей - курды. По численности они многократно уступают туркам. Но если вспомнить, что значительная часть остальных турецких граждан имеет этнические корни на Кавказе (при этом необязательно тюркские), становиться понятными тревоги здравомыслящих политиков.

    Словом, дестабилизация на юге бывшего СССР больно ударит и по самой Турции. Общая численность северокавказской общины в стране, по различным данным, составляет от 3 до 5 млн. человек. Здесь проживают чеченцы, ингуши, черкесы, кабардинцы, адыгейцы, осетины, абхазы и так далее.

    Третье. Проблема создания новой империи на базе пантюркизма представляется не состоятельной по экономическим и социально-политическим причинам.

    Прежде всего, Турция как претендент на лидера империи, имеет огромный внешний долг. В этих условиях она вряд ли окажется способной выступить в роли донора новых тюркских образований. Что ни говори, а у подавляющего числа новых суверенных государств желание вступить в какой-либо союз, начиная с Совета Европы и, кончая НАТО, продиктовано, мягко говоря, желанием что-либо получить. То есть иждивенческими мотивами. Экономический кризис, социальная нестабильность, неумение правящих элит организовать государственное дело вынуждает идти на поклон к сильным мира сего. Практически протянутая рука за помощью превращается сегодня во многих суверенных государствах в обязательный фрагмент монумента независимости.

    Между прочим, тюркские государства Содружества стремятся привлечь иностранный капитал, найти новые формы сотрудничества с Россией, а с самой Турцией они желают развивать отношения на двусторонней, общеполитической, а не на общетюркской основе.

    О не способности эффективно решать проблемы новых образований, тесно привязанных к экономике и политике Турции, свидетельствует плачевное состояние живущей на ее дотации так называемой "Турецкой республики Северный Кипр". В 1974 году между двумя членами организации, претендующей на роль гаранта безопасности и мира своих членов - НАТО- Грецией и Турцией началась война. В результате которой Турция оккупировала и разорила греческий остров, а 40 процентов территории его получило название Турецкой Республики Кипр. Это пример очень поучителен в том смысле, что экспансионистская политика создает дополнительные трудности как экономического характера (дополнительные расходы на содержание), так и военно-политического характера.

    Греция вряд ли смириться с потерей своей территории. И естественно будет проводить политику, опирающуюся на старый "дедовский" принцип: враг моего врага - мой друг.

    Между тем, идея пантюркизма с завидным упорством внедряется в общественное сознание как спасительная идея выживания не только бывших республик Советского Союза, но и других. О грандиозности замысла говорит достаточно пестрая и обширная география предполагаемых членов нового образования. От греческих островов в Эгейском море к Греции, Боснии-Герцеговине, Албании, юго-восточным районам Болгарии, к молдавской Гагаузии, Крыму Тюркскому (так идеологи пантюркизма называют Крым, из-за которого спорят сегодня Украина и Россия), Чечне, Башкирии, Чувашии, Татарии, Хакасии, Якутии, Туве, части Китая, Ираку.

    Отдельное место в этих замыслах занимается не только мусульманский Таджикистан, но и христианская Грузия.

    В 1992 г. практически под эгидой Турции создан Черноморский альянс. Турецкое присутствие ощущается повсюду. Масса турецких рабочих строит объекты в Москве и других городах и населенных пунктах России. Официальные представители Турции посетили почти все без исключения бывшие союзные и автономные мусульманские образования и подписали с ними договоры не столько о взаимопомощи, сколько об односторонних кредитах, позволяющих им на первых порах обходиться без России.

    Министр Турецкой Республики по связям с тюркоязычными республиками бывшего СССР Обдуллах Чей. 19 января 2000г прямо заявил: "Турция может и должна создать союзное объединение с Азербайджаном, Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Туркменистаном, не исключая при этом возможного углубления турецко-российской конфронтации" Но это еще не все. Турецкий министр выразил надежду на то, что в состав содружества удастся включить славянскую Украину и исламский Иран.

    Некоторые аналитики совершенно открыто и не без оснований заявляют, что "пантюркизм сегодня является оружием, с помощью которого Запад сначала развалил СССР, а затем по этой же схеме намеревается Россию". А заявления, процитированные выше, как инструмент, очень похожий на само рекламу и политический шантаж.

    Из уст официальных лиц очень часто вылетают признания и о том, "тесные связи Турции с тюркскими республиками придадут новый импульс ее отношениям с США и европейскими государствами, значительно укрепят позиции Анкары на международной арене".

    Видимо, понимать это надо, так. Если Турция хорошо поработает на постсоветском пространстве, то ее будут уважать США и другие страны, которые тоже не прочь "приватизировать" все, что осталось от "советской империи". Не случайно в последние годы беспрецедентно возросла активность стран НАТО в регионе Черного моря. Кроме того, создав мощный союз вблизи России, которую США и другие страны не хотят видеть конкурентом не только геополитического, глобального, но регионального калибра, Турция окажет неоценимую услугу тем, кто заинтересован держать Россию в "черном теле".

    Спрашивается, а зачем Азербайджану, Туркмении, Узбекистану, Киргизии необходимо присоединяться к политике, реализующей далеко не свои интересы? Причем к политике, в которой заложен огромной силы конфронтационный заряд по отношению к России. Америка далеко, а Россия рядом. Убегая от дыма, не бросайся в огонь- пословица народов Кавказа.

    США меньше всего интересует судьбы народа Азербайджана, как в прочем и других государств этого региона. Под лозунгами защиты прав и необходимости "процветания" они думают прежде всего о себе и защищают исключительно свои интересы. В качестве официального доказательства можно назвать установки, изложенные в "Стратегии национальной безопасности США в следующем столетии".

    В документе прямо сказано: "Наши рабочие и предприниматели пострадают, если мировая экономика будет нестабильной или иностранные рынки товаров разрушаться или закроются для США" (4)

    А среди национальных интересов, специально выделено "обеспечение безопасности новых маршрутов транспортировки энергоносителей из района Каспийского моря, несущих процветание новым независимым государствам на Кавказе; поддержание перехода к демократии различных стран мира; ...бдительного отслеживания событий в Ираке и усилий по изменению правящего режима в этой стране...".

    Как видно из сказанного, на первом месте интересы Соединенных Штатов. Их не смущает то, что "усилия по изменению правящего режима" в суверенной стране - это вмешательство в ее внутренние дела. Налицо яркое проявление государственного эгоизма и претензия на мировое лидерство, причем официально заявленная.

    Все остальные государства, следуя логике лидера на мировое господство, должны выстраиваться в одну шеренгу, продиктованную однополюсным миром. Отсюда, как учит история, не далеко превращение представителей этих стран в пушечное мясо для битв геополитических гигантов.

    Похоже некоторые мыслители и политики Турции или не видят, или не понимают, или, самое худшее, специально провоцируют конфликты и на их костре хотят погреть руки.

    Еще менее реализуемыми, чем в Турции, представляются шансы на возрождение иранской империи. Роль Тегерана как лидера в мировом исламском движении с самого начала блокировалась историческим расколом правоверных на шиитов (к которым принадлежит большинство иранцев) и суннитов (к которым относится подавляющее большинство мусульман мира.)

    Возрождение ислама на Кавказе объективно усиливает суннитскую ветвь. События последнего времени убедительно свидетельствуют, что искусственная исламизация углубляет различия не только между приверженцами разных направлений мусульманской религии, но и среди разных этнических групп одного направления.

    Кроме того, не следует забывать, что половину населения Ирана составляют не персы. В стране проживают не тысячи, а миллионы азербайджанцев. Поэтому одной из важнейших проблем страны является заинтересованность в предотвращении сепаратизма в данном регионе.

    Словом суверенизация и последующая исламизация наносят удар не только по пантюркизму, но и по панисламизму. Более того, в них скрыто немало мин замедленного действия, которые в перспективе могут подорвать и внутреннюю стабильность как Турции, так и Ирана. Правильно говорят на Кавказе, "и маленький бугорок арбу опрокидывает".

    В причудливом узоре восточного направления военной политики России особое место должно принадлежать среднеазиатскому направлению, или как сейчас принято -Центрально-азиатскому региону. Существует реальная возможность прорыва агрессивных сил через бывшие республики СССР и особенно через Казахстан в Зауралье и Западную Сибирь. Это позволит "разрезать" Россию пополам и выйти к богатым залежам энергоресурсов, где сосредоточено около 90 процентов энергоресурсов Российской Федерации.

    На случай неудачи планов по отрыву центрально-азиатских стран от России, в качестве резервного варианта, по мнению аналитков (5), силами, не заинтересованным в могуществе России, рассматривается вариант дестабилизации обстановки в регионе при помощи афганского движения "Талибан". Как утверждается в печати, "Талибан" был создан ЦРУ США, пакистанской межведомственной разведкой ИСИ и ваххабитскими кругами Саудовской Аравии.

    В настоящее время "Талибан", располагающий достаточными финансовыми ресурсами благодаря контролю над наркобизнесом (Афганистан производит тысячи тонн опиума в год, в основном на территориях, находящихся под властью талибов), обладает потенциалом для проведения наступательных операций. Сейчас этот большой военно-политический потенциал еще не использован. Но если он будет реализован, то высока вероятность военного успеха талибов на севере Афганистана.

    Тогда на территорию СНГ через Аму-Дарью и Пяндж неизбежно устремится поток из сотен тысяч вооруженных беженцев - узбеков и таджиков. Разоружить их и предотвратить создание вдоль границы опорных баз для набегов на талибов власти Туркмении, Узбекистана и Таджикистана не смогут, что сделает практически неизбежным распространение конфликта и приход "Талибана" в пределы СНГ.

    С другой стороны, оказавшись в Центральной Азии, афганские беженцы таджикской, узбекской и туркменской национальностей окажутся втянутыми в конфликты местных группировок и подорвут сложившийся в регионе хрупкий межклановый баланс.

    Дестабилизация затронет не только Узбекистан, но и Казахстан, где имеются острые противоречия как между казахами и русскими, так и в самом казахском этносе, между Старшим, Средним (к которому принадлежит Н.Назарбаев) и Младшим жузами. Под воздействием внешнего фактора эти противоречия приобретут открытую форму.

    Наряду с этим, дестабилизация Казахстана активизирует террористическую деятельность против китайской провинции Синьцзян со стороны сепаратистов, базирующихся в местах компактного проживания казахстанских уйгуров на востоке республики и финансируемых Турцией и США. Это может привести к ответным вооруженным акциям Китая против террористов, в том числе, против их баз на казахской стороне совместной границы.

    Дальневосточное направление уязвимо со стороны трех наиболее влиятельных сил региона - Китая, Японии и США. Здесь комплекс вызовов безопасности в зависимости от характера внутреннего развития России будет постепенно или энергично смещаться от демографического, экономического, социального - к военному (особенно в случае резкого снижения военной мощи России).

    Сегодня более чем миллиардное население Китая растет на 1,1 процента в год, тогда как экономика растет еще быстрее - более чем на 10 процентов в год. Какова перспектива Сибири с убывающим 30-миллионным населением - это головная боль не одного поколения политиков и военных. В некоторых приграничных районах Приморья китайцев стало в 1.5-2 раза больше, чем русскоязычного населения.

    Северное направление наиболее уязвимо с точки зрения экономической безопасности и территориальной экспансии, последняя может быть осуществлена под предлогом обеспечения экологической безопасности региона и мира (о. Новая земля, ядерные отходы кораблей Северного флота, нефте- и газопроводы северной части европейской России и т.д.), защиты прав народов Крайнего Севера, а также совместных предприятий, в которые вложен значительный иностранный капитал).

    На Севере, в относительно благополучном регионе Баренцева моря, отношения России и Норвегии осложнены неурегулированностью вопросов о границе континентального шельфа и между экономическими зонами. В перспективе можно ожидать от норвежского руководства действий по пересмотру разграничения арктических вод, континентального шельфа и экономических зон.

    В последнее время обозначилась тенденция введения в одностороннем порядке Норвегией квот вылова рыбы, невыгодных для российских моряков. Отмечается интенсивная деятельность НАТО по освоению архипелага Шпицберген, использованию существующей там инфраструктуры кораблями и авиацией. Нет гарантий, что Норвегия не откажется от демилитаризованного статуса Шпицбергена и не попытается вытеснить Россию с архипелага.

    Будет возрастать и интенсивность разведывательной деятельности и проведения учений НАТО в этом регионе. Военно-политические цели не забывают и так называемые "Научные арктические экспедиции" подводных сил США, выполняемые по программе SCICEX. В рамках этой программы "двойного" назначения американским военно-политическим руководством и его союзниками под прикрытием научно-исследовательсткой деятельности осуществляются широкомасштабные разведоперации по изучению и освоению Арктического бассейна подводными и противолодочными силами. Наряду с военной направленностью в этой деятельности явно прослеживается заинтересованность ряда западных держав в экономическом освоении российской Арктики, в том числе трассы Северного морского пути.

    США проводили и проводят беспрецедентные разведывательные операции по установлению разведаппаратуры на дне и подключению ее к нашим подводным кабельным линиям связи в Охотском и Белом морях. Имеются документальные подтверждения о подъеме американцами с помощью специальной техники со дна океанов и морей наших затонувших подводных лодок, баллистических и крылатых ракет, для последующей транспортировки и изучения в США. Причем такие операции санкционировались лично президентом США.

    В этой связи нелишне еще раз напомнить, что в начале этого столетия США завершат создание разведывательно-ударной системы большой дальности, основу которой составят подводные лодки и надводные корабли-носители крылатых ракет "Томагавк" (с общим боекомплектом более 4000 ед.), палубная авиация, разведывательные компоненты и АСУ, действующие в реальном масштабе времени. Уже в настоящее время ВМС США способны поражать такими ракетами три четверти всей сухопутной территории земного шара (6).

    В результате наложения геополитических противоречий на региональные вызовы национальной безопасности Россия может быть разделена на сферы влияния.

    Так, западная часть до Урала, то есть европейская часть, может быть введена в сферу интересов и политики европейских государств, где устрашающее воздействие НАТО будет обеспечивать экономическое и политическое давление на Россию.

    Юг может стать средоточием наиболее экстремистских сил, которые в соответствующих условиях могут осуществить прорыв на север по Уралу навстречу "экологическому" и "демилитаристскому" давлению США, Норвегии, Швеции, Финляндии.

    В итоге европейская часть России может оказаться в своеобразных клещах: мощная экономическая и военно-политическая ось на западе; острый и длинный "зуб" на юге; внешне незаметный и "мягкий" выступ на севере.

    Урал и Западная Сибирь могут представить удачное пространство для экспансии экстремистских сил центрально-азиатского региона после проникновения в Казахстан.

    Восточная Сибирь до Байкала включительно может стать жертвой плавной "американизации", а Приморье - зоной влияния Китая с закреплением Японии на "северных территориях".

    Исходя из того, что США, как правило, обстоятельно и неторопливо проводят свои интересы на территории других стран, что безобидные предположения и слухи являются осторожной подготовкой населения страны и мирового сообщества к принятию "жизненно важного решения", заслуживают внимание некоторые "случайные" сообщения в печати.

    Так в американском журнале "Джи-Кью" появилась статья под названием: "Мы купим вас. И тем спасем". Здесь же помещалась карта. Жирная желтая линия, разрезая надвое выкрашенную в жгуче красный "советский" цвет Россию, поднималась по Енисею с севера на юг, пересекая Байкал западнее Иркутска, и упиралась в Монголию.

    Все, что находилось слева от линии, называлось "Россией", а справа - "Американской Сибирью". Статья сопровождалась призывом: "Давайте купим Сибирь!". Далее называлась сумма: "Всего за каких-то три триллиона долларов мы можем спасти Россию, прибавив семь звезд к нашему флагу и обеспечить целому поколению невиданное процветание". (Звезды - это семь новых американских штатов под названиями Сибирь, Западная Якутия, Восточная Якутия, Амурская Бурятия, Хабаровский, Приморский и Беринг).

    По мнению автора, купив Сибирь у России, США спасут ее, обезопасят себя, предотвратив появление в ее лице "Югославии с ядерным оружием", и укрепят свои позиции в нарастающем противоборстве с Японией и Китаем.(7)

    Исходя из этого, в ближайшее время следует ожидать изменения военно-политической стратегии развитых государств.

    Первое. Исходя из сложностей внутреннего положения России и обострения проблем обеспечения военного строительства, развитые страны, и прежде всего США, активизируют усилия по разрушению военной структуры РФ, сосредоточив основные усилия на ликвидации ракетно-ядерного потенциала, разрушении военно-промышленного комплекса и деморализации армии.

    Второе. Исходя из отработанной практики развязывания и ведения вооруженных конфликтов малой интенсивности и локальных войн, развитые государства в случае возникновения острых противоречий и конфронтации будут воздействовать на Россию таким образом, чтобы сориентировать ее военное строительство исключительно на подготовку и ведение вооруженных конфликтов и локальных войн. Затянув ее в серию мелких вооруженных конфликтов в разных местах и направлениях, они тем самым вызовут перенапряжение и рассогласование всей системы обороны государства.

    В этом случае за пределами государственной политики останется готовность государства к широкомасштабной войне (хотя и маловероятной, но все-таки возможной в силу отмеченных ранее геополитических особенностей России). Традиционная для российской военной истории практика превращения, в случае опасности уничтожения, страны в единый военный лагерь будет забыта.

    К тому же, навязанная практика подготовки государства только к вооруженным конфликтам малой интенсивности логично приведет со временем к отказу от использования сдерживающих возможностей ядерного оружия. В условиях широкомасштабной войны возникает реальная угроза существованию государства. Тогда мотивированно и сдерживающее действие ядерного оружия. В условиях же локальной войны или вооруженного конфликта, когда реальна угроза в худшем случае развитию или функционированию отдельных сфер жизнедеятельности государства, применение ядерного оружия представляется чрезмерным.

    Третье. Отработанная западными государствами практика развязывания и управления вооруженными конфликтами с активным использованием третьих стран и отдельных экстремистских сил, типа исламского фундаментализма и сепаратизма, возможно, будет применена еще не раз к России.

    Это позволит, с одной стороны, держать в напряжении государство, отвлекать его от решения созидательных задач, истощать материальные и людские ресурсы, сковывать его инициативу в ближнем и дальнем зарубежье.

    С другой стороны, это позволит заинтересованным силам и государствам проверить уязвимость системы военной безопасности, определить наиболее благоприятные для осуществления военной агрессии направления и перестроить соответствующим образом свои стратегические планы по отношению к России.

    Исходя из многовариантности развития событий как на международной арене, так и внутри страны, Россия по-разному может быть представлена в системе современных военно-политических отношений и, следовательно, проводить соответствующую военную политику.

    В одном случае, она может быть представлена как самостоятельный и влиятельный субъект мирового сообщества. Для этого необходима достаточная экономическая мощь, социальная стабильность, военная мощь, гибкая дипломатия, способствующая увеличению союзников и сокращению вероятных противников, эффективная военная политика.

    В другом случае, по мере незначительной утраты своей самостоятельности и определенных ограничений в области реализации национальных интересов, Россия может стать партнером одного из кандидатов на мировое лидерство (США или Китая). Разумеется, это внесет существенные коррективы в ее военную политику, как это происходит сегодня в Польше, Чехии и Венгрии в связи с вступлением в НАТО.

    В третьем случае, по мере выхода военно-политической обстановки из-под контроля, когда вероятность столкновения "мусульманского" мира с "немусульманским" будет достаточно высока, а цепная реакция вооруженных конфликтов втянет в вооруженную борьбу многие народы, Россия может превратиться в военно-политический буфер для противоборствующих сторон.

    В четвертом случае, при значительной утере самостоятельности, экономическом, социальном и особенно военном ослаблении, Россия может превратиться не только в место захоронения экологически опасных отходов, в первую очередь ядерных и химических (обширная территория, удаленность от мест обитания и природные холодильники в виде вечной мерзлоты позволяют это сделать лучше, чем в других странах), но и в полигон проверки тактико-технических данных оружия и боевой техники, а также сведения счетов между крупными террористическим группировками.

    В этих условиях военная политика России вынуждена будет сместить приоритеты в сферу специальных операций и комбинированных способов обеспечения военной безопасности, существенно отличающихся от традиционных форм проведения военных операций. Новая военно-политическая реальность будет ставить перед политиками и особенно военным такие задачи, какие они не решали ни в одной военной академии.

    Существует достаточно твердое убеждение, что в новом столетии войны с участием России приобретут совершенно иной, непривычный для нас облик.

    Высокотехнологически оснащенный противник будет наносить массированные удары высокоточным оружием по противнику, находясь за пределами досягаемости его средств поражения. Эти удары будут сопровождаться мощным радиоэлектронным и информационно-психологическим воздействием, проведением диверсионных акций в ходе специальных операций и широким использованием оружия, основанного на новых физических принципах. (8)

    По мнению председателя комитета Государственной Думы по обороне генерала армии Николаева А.И., будущая война станет "интегрированием специальных действий и специальных операций, проводимых силами спецподразделений, укомплектованных тщательно подготовленными профессионалами, оснащенных специальными видами оружия и средствами обеспечения. В данном плане конфликты в Персидском заливе, в Югославии, события в Чечне и Таджикистане напоминают события на Хасане, Халкин - Голе и советско-финскую войну 1939-1940 гг.... это будет война разных возможностей" (9).

    Логично предположить, что этот широкий диапазон разных возможностей в силу взаимосвязанности и взаимозависимости всех государств мира на выходе даст совершенно не то, на что рассчитывают сегодня самые искусные и дальновидные стратеги.

    Не исключено, что сочетание традиционных войн и нетрадиционных форм вооруженной борьбы, а также разбросанные по всему миру очаги терроризма, которые не подчиняются не только международному праву, но и строгой военной науке, может вызывать к жизни принципиальное новое явление мировую партизанскую войну.

    Уже сегодня наблюдается стремительное расширение диапазона источников военной опасности.

    Благодатной почвой для расширения этих источников является:

  • конкурентная борьба за глобальное и региональное лидерство в условиях нестабильности объективно будет приводить противоборствующие стороны к применению всего арсенала средств, в том числе и вооруженного насилия;
  • развернутые группировки войск и сил флота вблизи России;
  • существование у подавляющего большинства государств современных вооруженных сил, а у ряда стран - ракетно-ядерного оружия;
  • происходящие в непосредственной близости к Российской Федерации вооруженные конфликты, способные перерасти в широкомасштабную войну или стимулировать военные действия со стороны других государств с применением армейских и флотских группировок, с использованием современного оружия, в том числе и массового поражения;
  • разрушение старых границ в ближнем и дальнем зарубежье, стихийный процесс суверенизации и появление новых субъектов мировой политики закономерно вызовут территориальные споры и территориальные претензии к России;
  • внутренняя неустойчивость, разрушение государственности и экономическая зависимость чреваты превращением России в театр военных действий наиболее экстремистских сил и течений как политического, так и религиозно-этнического толка, а также в место для вооруженного способа разрешения споров между третьими странами как с участием, так и без участия самой России.
  • Суммирование наиболее неблагоприятных факторов и тенденций развития военно-политической обстановки позволяет определить наиболее уязвимое с точки зрения военной безопасности направление. Им является стык Европейского и Центрально-Азиатского стратегического районов, и в особенности, Юго-Западное стратегическое направление.

    Основанием для подобного заключения являются следующие аргументы:

  • здесь проходит линия соприкосновения двух геополитических частей России - европейской и азиатской части, причем в первой сосредоточен основной экономический, интеллектуальный, демографический потенциал и центры, обеспечивающие существование государства как суверенного субъекта мировой цивилизации (утрата европейской части России - это реальная угроза существованию государства в целом);
  • данный район характеризуется повышенной конфликтностью и способностью при определенных условиях обеспечить дальнейшее расширение зоны конфликта на север между Уралом и Волгой за счет сепаратизма отдельных субъектов Федерации;
  • происходящие на Кавказе вооруженные конфликты уже перекинулись на территорию России, а усиление боевого потенциала Турции и форсированное решение ею курдской проблемы при помощи военной силы свидетельствуют о предпосылках превращения этой страны в реального военного противника России на юге;
  • фланговые ограничения России по Парижскому соглашению, а также полностью деформированная структура военного строительства, в результате развала Советского Союза, наиболее остро проявились на юге России, а непосредственная близость к Крыму "завязывает" данный район на ход и результаты разрешения противоречий между Украиной и Россией, между Россией и Турцией;
  • после западного направления это наиболее короткое расстояние к европейскому центру России.
  • Чрезвычайно важную роль будут играть в этой связи Сибирь и Приморье, то есть азиатская часть России. (10)

    Геополитическая и экономическая роль Сибири как макрорегиона, богатого разнообразными природными ресурсами, обладающего высоким научно-производственным потенциалом, сосредоточивающим значительную часть оборонной промышленности и Вооруженных Сил страны, возрастет в системе обеспечения военной безопасности России.

    Однако необходимо учитывать то обстоятельство, что регионы Сибири значительно различаются в экономическом отношении. 76% населения Сибири сосредоточено в Красноярском и Алтайском краях, Тюменской, Кемеровской, Иркутской и Новосибирской областях. Четыре региона - Тюменская, Иркутская, Кемеровская области и Красноярский край - дают более 70% общей прибыли России.

    Повышение роли Сибири также сопряжено с возрастанием экономического, военно-политического и транспортно-географического значения Северного Ледовитого и Тихого океанов.

    Итак, военно-политическое будущее России, в конечном счете, будет определяться характером развития военно-политической обстановки, расстановкой мировых центров сил, гонкой за мировое и региональное лидерство наиболее развитых государств, таких, как США, Китай, Германия, Япония, Турция и так далее.

    Нестабильность, конкуренция и мода на военную силу будут определять динамику военно-политических отношений и характер военно-политического сотрудничества различных стран. По этой причине многие государства, в том числе и Россия, в силу недолговечности союзов вынуждены будут делать упор на двусторонние соглашения.

    Военно-политическое будущее России во многом будет зависеть от того, как она сумеет эффективно распорядиться уникальным геополитическим и геостратегическим положением, своими природным богатствами, экономическим потенциалом и культурными ценностями в интересах обеспечения безопасности и развития страны.

    Военно-политическое будущее России будет зависеть от качества ее международной политики и прежде всего "патриотической упругости" и гибкости дипломатии, способной использовать не только дружественные отношения, но и противоречия между конкурентами России в интересах ее выживания, развития и процветания как субъекта мировой цивилизации.

    Решающую роль на военно-политическое будущее страны окажет ее внутреннее развитие, характер и результативность решения экономических, политических и социальных проблем.

    Как справедливо отмечается в печати, "на горизонте появились четыре всадника Апокалипсиса: колоссальная утечка капитала из страны; нарушенный механизм государственного управления, ведущий к сепаратизму; массовая безработица; посуровевшее внешнее окружение" (11). Это посуровевшее внешнее окружение требует серьезной коррекции политики вообще и военной в частности.

    В этой связи военному строительству принадлежит особая роль в определении конфигурации будущей судьбы России. Однако только во взаимодействии с другими структурами, в комплексе с различными способами и средствами невоенного обеспечения интересов государства Вооруженные Силы могут обеспечить военную безопасность государства.

    Военно-политическое будущее России будет зависеть не только от расклада сил на международной арене, внутренних материальных ресурсов и инструментов, способных обеспечить безопасность, но и морального духа всего населения и мудрости государственного руководства. Нашему поколению необходимо сделать моральный выбор, который очень метко сформулировал Л. Аннинский.

    "Россия - не просто великая держава, -подчеркивал он. Дважды в истории, в первой половине ХIX в. ( после победы над Наполеоном) и во второй половине ХХ в., она была одной из двух сверхдержав мира.

    В настоящее время в силу известных причин Россия перестает быть сверхдержавой. Сейчас она стоит перед выбором идеологического самоопределения: либо пойти по пути Германии и удовлетвориться мещанской идеологией, либо попытаться отстаивать свой статус великой державы, и тогда ей необходима державная идеология, обосновывающая ее претензии на особую роль в современном мире".

    1 Анализ тематики 20 ведущих центров военно-политического прогнозирования разных стран мира показал, что в 10 центрах программа "сырье" занимает приоритетное положение.
    2 Ежегодно к 6 миллиардам жителей Земли прибавляется 90 миллионов 250 тысяч ежедневно, по 3 человека в секунду. Весь прирост практически полностью приходится на развивающиеся страны. Однако самое любопытное это то, что этот рост, пройдя через свой максимум, в ближайшие 50 лет уменьшится вдвое, так что через 100 лет население планеты достигнет 12 миллиардов, с тем чтобы в дальнейшем стабилизироваться на уровне 14-15 миллиардов.
    Демографический переход в развивающемся мире идет в 2 раза быстрее, чем в развитых странах и затрагивает в 15 раза больше людей. Именно эту гигантскую и стремительную трансформацию следует рассматривать как главную глобальную проблему.Ни одна проблема обозримого будущего может рассматриваться вне контекста демографического перехода
    3 А. Подберезкин. Русский путь. М.:РАУ-Университет.1999.- С.333.
    4 Стратегия национальной безопасности США...2000. С.6.
    5 Суриков А. Нестабильность на Юге - угроза безопасности России. - Белый мир. 2000.№1.
    6 Байков Е. Основные угрозы национальной безопасности России с морских направлений в ХХ1 веке - Защита и безопасность. 2000. №2 (13) С.35.
    7 См.: Российская газета. 1994. 22 октября.
    8 Байков Е. Основные угрозы национальной безопасности России с морских направлений в ХХ1 веке - Защита и безопасность. 2000. №2(13).С.35.
    9 Николаев А. Военная реформа буксует. - Независимое военное обозрение, 2000.№23. С.4.
    10 См.: Регионы Сибири в новой геополитической ситуации. (Россия и СНГ: дезинтеграционные и интеграционные процессы. М.,1995. С.63-66.)
    11 Уткин А. Патриотизм -невидимая рука истории. И четыре всадника Апокалипсиса. - Независимая газета.2000.12 апреля.

Назад
Евразийский Вестник , Copyright 1999-2000