Журнал теории и практики Евразийства №5
(№1,№2,№3,№4,№5)
"Познай самого себя. Будь самим собой." (Древняя мудрость)

"Если Россия возродится, то только как Евразийская держава, и только через евразийство."(Л.Н. Гумилев)

Евразийская мысль
От редакции
Новости СНГ
Евразийская мысль
Наследие
Союз Беларуси и России. Обзор событий
Союз Беларуси и России. Статьи
Ближнее зарубежье. Соотечественники
Культура
Люди и время
Дискуссия
 
 Сегодня в номере
Евразийская мысль
А.И.Николаев  России нужна система обороны, а не оборона системы
Чебан В.В.  Военно-политическое будущее России и мировая партизанская война
Наследие
Н.С.Трубецкой  Идеократия и армия
Союз Беларуси и России. Статьи
Мясникович М.В.  На пути к единению
Бевзо А.А.  Состояние и направления развития оборонных отраслей промышленности в Союзном государстве
Ближнее зарубежье. Соотечественники
Затулин К.Ф.  Без ущерба для интересов России. Пришло время переоценки ценностей в политике по отношению к ближнему зарубежью
Грунин В.Ф.  Абхазия: цена независимости
Комоцкая В.Д.  Фактор политической культуры в межэтнических конфликтах на территории бывшего СССР
Культура
Хромова И.С.  Проблемы преподавания истории в современной школе
Гаврилов В.Н.  Состояние и перспективы развития образования на русском языке в Прибалтике
  Никоновские чтения в музее “Новый Иерусалим”
Люди и время
Карпеев И.В.  Славный сын России, герой Болгарии
 
 Состав редакции 
Шишкин И.С. - главный редактор
Левченко Д.Е.
Макаренков М.В.
Мирошниченко С.А.
Михайлюк И.Ф.
Севастьянов А.Н.
Хромов О.Р.
 Редакция 
e-mail:  
 Учредитель 
ОООИ "Факел"
Архив

№1

№2

№3

№4

№5

 

Институт стран СНГ



Дизайн:




России нужна система обороны, а не оборона системы

А.И.Николаев
председатель комитета Госдумы РФ по обороне, генерал-армии

Можно до бесконечности критиковать современное состояние обороны России. Можно ежедневно и с большим эмоциональным накалом произносить проклятия в адрес тех, кто развалил все и вся, кто из военной реформы сделал инструмент разрушения оборонного комплекса. (Правильно говорили мудрые люди о том, что нет лучшего способа дискредитировать новую идею, как под флагом защиты довести ее до абсурда. Скажем прямо, идея военной реформы, выдвинутая в конце 80-х годов была очень актуальной, но получилось как всегда.)

Однако сегодня на первый план выходит не просто критика, а трезвый анализ существующего положения дел для того, чтобы найти выход из создавшегося положения и организовать на государственном, общественном и личном уровне практическую реализацию идей, способную обеспечить успех России во всех сферах жизни общества, в том числе и в области обороны.

Если не будет согласования и координации на этих трех уровнях - все останется простым разговором. Если государственные программы не будут поддержаны обществом, а каждый гражданин не будет заинтересован в ее реализации - об успехе придется только мечтать.

Конкретный пример. В послании Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному собранию сделан акцент на превращении России в сильное независимое государство. При этом совершенно четко просматривается необходимость предельно внимательного отношения государства к обороноспособности страны, к эффективной работе спецслужб и тщательному анализу суровой международной обстановки, в которой оказалась сегодня Россия.

Однако в обществе сегодня далеко не все разделяют эту позицию. Одни считают - это не наше дело. Их понять можно. Много обещано за последние десять лет. Другие, воспитанные на интригах и политической демагогии, кто из политики сделал игру, а не полезное для государства дело, усматривают в предложениях Президента очередную интригу, за дымовой завесой которой скрывается "тайный замысел выходца из спецслужб".

Третьи идут еще дальше. Они под сильным государством понимают только жесткий авторитарный режим, который не может обойтись без репрессий и структур, способных их осуществить. Им видится страна, превращенная в военную казарму, где под лозунгом необходимости укрепления обороны, борьбы с внешними и внутренними врагами происходит расправа над зачатками российской демократии. (Разумеется, свое представление о демократии и свободе слова они считают истиной в последней инстанции.)

В то же время умышленно забывается тот очевидный факт, что все демократические государства не жалеют сил и общественного внимания к укреплению обороны собственного государства.

Там считается не патриотичным показывать армию и военнослужащих в неприглядном виде. Тщательно регламентируется работа журналистов в горячих точках и военных акциях, таких как "Война в заливе", "Буря в пустыне" или в недавней агрессии США и НАТО против Югославии. Оборонная тема является обязательным блюдом в политическом меню многих лидеров, партий и движений. А ущерб безопасности и обороны государства карается самым жестоким образом.

В России же общественное мнение еще плывет по инерции "нового политического мышления" и наслаждается красивым лозунгом "врагов у нас нет". Коль скоро нет врагов - зачем армия и оборона! Зачем тратить огромные деньги на "военного монстра", который не приносит пользы? Логично с точки зрения военно-политического утопизма. Но правда жизни говорит другое: как только рухнул СССР и были растащены по национальным квартирам куски единой военной системы, когда самоликвидировался Варшавский Договор - милитаризм стал набирать обороты и не где-нибудь, а в самой Европе.

Яркими примерами являются сохранение и расширение НАТО на Восток, и особенно развязанная война против Югославии блоком, претендующем на эталон не только региональной, но и глобальной безопасности. Видно невооруженным взглядом, как НАТО ищет на свою голову приключения для того, чтобы обосновать необходимость собственной пользы. Налогоплательщикам надо отвечать не заверениями, а конкретными делами. И если их нет, то надо эти дела придумать. Понять можно, но принять нельзя, поскольку сохраняется и расширяется структура, предназначенная для ведения широкомасштабной войны.

Опасность этого процесса состоит в том, что повторяется логика развития военно-политической ситуации, дважды приведшая к мировым войнам. В этой связи нелишне отметить, что никто специально ни первую, ни вторую мировую войны не планировал. Более того, было очень много ее противников. Не спасла однотипность экономических и общественно-политических систем. Исключение составил во Второй мировой войне СССР. Он один был социалистическим, а все другие участники рыночными государствами. Причем, он вступил в войну, после вероломного нападения Германии, когда многие европейские "цивилизованные" страны уже воевали и были покорены Гитлером.

К сожалению, военные уроки прошлого не учитываются организаторами новых военных авантюр. Их старается не замечать и население многих стран мира. К сожалению, Россия не исключение.

В этой связи следует отметить, что ракетно-бомбовые удары по Югославии в прошлом году подействовали отрезвляюще на российское общество. А события в Чечне показали, что нужна не просто сила для ликвидации бандитизма на этой части территории России, а нужна система сил, работающая по единому плану, но специфическими, присущими только этой подсистеме способами. Армейские подразделения наносят удар по вооруженным формированиям, укрепрайонам, складам боеприпасов. ОМОНовцы делают то, чему их учили. Разного рода спецслужбы, не подражая и не подменяя другие структуры, выполняют свои задачи.

Сегодня много недостатков в проведении контртеррористической операции именно из-за неподготовленности, несогласованности и отсутствия системности. И это общая беда нашего государства. Единой системы обороны и безопасности государства пока нет. Ее до сих пор нет из-за отсутствия общего, единого и системного представления об угрозах вообще и военных в частности. Конкретный пример, содержание военной доктрины. Именно она представляет собой систему официально принятых в государстве взглядов на характер будущей войны и способы ее ведения. Она является главным документом военной политики, на базе которого реализуется военное строительство государства, осуществляется подготовка, как всего государства, так и его силовых структур для ведения современной войны.

Однако в этом главном документе военной политики государства как раз нет самого главного: подробного описания сущности и содержания современной войны, облика войны будущего. Без этого нельзя разрабатывать программы вооружения, боевой техники и готовить кадры. Без системного представления современной войны нельзя готовить страну к беде. (Традиционно война на Руси, в отличие от США, на территорию которых не упала ни одна бомба, воспринимается как беда.)

Разве можем мы сегодня сосредоточить усилия только на сколачивании группировок, заниматься оперативным оборудованием территории, под эти группировки и на основании старых расчетов готовить мобилизационные ресурсы? Сама жизнь подсказывает, что современные войны все больше приобретают облик спецопераций, выстроенных по определенной системе, где удачно пущенный слух в газете имеет связь с удачно пущенной ракетой по вполне конкретному объекту.

Разве можно упускать из виду, что современные формы миротворчества нередко являются маскировкой боевой подготовки вооруженных сил различных государств. А под флагом борьбы с терроризмом в некоторых странах разрабатываются самые настоящие планы агрессии против суверенных государств.

Наконец споры о возможностях войны и ее облике сами по себе уже являются своеобразной войной умов, интеллектов, технологий, национальных характеров. Готовы ли мы к такой войне? Большой вопрос. В качестве примера достаточно вспомнить недавнюю борьбу вокруг СНВ-2, ПРО и ДВЗЯИ. Сколько потребовалось сил и аргументов, чтобы доказать, что к ним нужно подходить системно, что их надо принимать в увязке друг с другом. Что самое главное - это не дать себя вовлечь в новую гонку вооружений, которая военное преимущество не обеспечит, а экономику подорвет. Здесь уместно вспомнить горькие уроки американцев с их фантастически затратной программой СОИ. Абсолютно нет гарантии в том, что совершенствование национальной ПРО спасет США от возмездия.

Конкретный пример. Недавно потерпел неудачу пуск ракеты перехватчика. Это в условиях, когда США никто не мешал проводить испытания. В войне, как известно, противная сторона тем и занимается, что мешает выполнять задуманные планы и срывать выполнение самого уникального военно-стратегического и военно-технического замысла.

Анализируя нашу военную доктрину и концепцию военного строительства, трудно освободиться от впечатления однобокости подхода к такому базовому явлению все системы военной мощи каким является экономика. Спору нет. Экономика является основой обороны страны. Попутно заметим, что вся военная доктрина пестрит частым употреблением слова "основы". Везде основы, а где сам каркас обороны, где определение военной мощи как совокупности военного, экономического, военно-экономического, научно-технического, социального и морально-психологического потенциалов?

Да, экономика - основа, но сама по себе, автоматически она не трансформируется в современную оборону. Нужны не только исполнители замысла, не только научные и производственные коллективы, в том числе объединенные в так называемый военно-промышленный комплекс, необходимо позитивное отношение общества к обороне как чрезвычайно важному государственному делу, от которого зависит жизнь всех и каждого гражданина.

Причем отношение наших граждан к обороне должно быть особым как по историческим, так и по геополитическим причинам.

Еще раз вспомним хрестоматийные примеры. С 1055 года по 1462 год история знает 245 нашествий на Русь, а также внешних столкновений. Из 537 лет, прошедших со времен Куликовской битвы до момента окончания первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года.1

В 1941-1945 годах Россия в составе Советского Союза стала единственной преградой, о которую разбилась волна гитлеровского порабощения народов. Тогда это признавали не только друзья России. Так У. Черчилль 27 сентября 1944 года заявил: "Я воспользуюсь случаем, чтобы повторить, что именно русская армия выпустила кишки из германской машины".

Между прочим, и великой державой Россия была признана после завершения борьбы за побережья Балтийского и Черного морей и в том числе за привлекающий взоры сегодня многострадальный Крым. За эти территории велись длительные и кровопролитные войны с Турцией, Францией, Англией, Германией в 1711 году, в 1735-1739 годах, в 1768-1774, 1787-1791, 1806-1812, 1828-1829, 1853-1856, 1877-1878, 1914-1917 годах.

Обращает на себя внимание тот факт, что, за исключением Турции, борьба шла с государствами, находящимися на значительном удалении от земли Российской.

Невольно возникают военно-политические параллели с сегодняшним днем. Очень много государств интересуется периферией российской империи и бывшими республиками бывшего Советского Союза, находясь на большом расстоянии от России.

Геополитические причины особого подхода к системе обороны блестяще сформулировал выдающийся военный теоретик России А. Свечин: "Наши пространства заставляют нас разбрасывать нашу энергию и способность к организации, затрудняют сбор сил для отпора; они хранят в своих недрах богатейшие сокровища, отказаться от стражи которых равносильно исторической измене; они включают в свои пределы важнейшие политико-стратегические позиции, требующие серьезной военной силы, хотя бы для того, чтобы сохранить нейтралитет и не быть втянутым в войну... Первый шаг к победе должен лежать в сознании, что на нас нет никаких географических доспехов, что наша грудь открыта для удара, что враг не спит, что завтра делается сегодня".

Что мы должны "сделать сегодня для завтра"?

Первое. Глубоко уяснить, что у всех государств, в том числе и России, есть свои интересы, реализация которых призвана обеспечить существование и развитие ее как независимого и суверенного государства. Это население, территория, природные богатства и произведенные ценности за всю историю России, транспортные коммуникации и объекты за ее пределами. Все это надо защищать. Желающих приватизировать бесхозные или слабо охраняемые объекты немало на планете. О своих интересах следует заявить достойно и предельно понятно. Разумеется, без правового обоснования и юридической точности здесь не обойтись. Следовательно, все вышесказанное должно найти отражение в Конституции, в законах, подзаконных актах и других формах. Например, с обозначения государственных интересов России должно начинаться ежегодное послание Президента.

Второе. Необходимо на самом высоком государственном уровне в программах как стратегического, так и тактического характера определить, что России необходимо иметь и чем она реально располагает в качестве ресурсов и инструментов для реализации этих интересов. После этого расчета сил и средств необходимо определить технологию реализации интересов государства.

Конкретный пример из области обороны. Если строить расчеты источников военной опасности, исходя из того, что почти все полтора десятка государств, граничащих с Россией, имеют вооруженные силы, а за их спинами стоят еще более мощные шеренги влиятельных государств, то никаких ресурсов не хватит на создание соответствующего военного потенциала. Готовиться воевать со всем миром теоретически не верно, а практически опасно для любого государства мира. Следовательно, эту задачу необходимо разбить на две.

Во-первых, сократить до минимума государственные задачи, для решения которых понадобится военная сила. По законам системы снятие нагрузки с военных неизбежно увеличит нагрузку на политиков, дипломатов, деловые круги, общественные организации миролюбивого характера. Это прерогатива, естественно, не военных, а структур, принимающих политическое решение в государстве.

Во-вторых, необходимо выделить приоритеты собственно военного строительства и для удовлетворения его потребностей изыскать необходимые ресурсы. Здесь обоснованные предложения и расчеты должны представить непосредственно военные. Совершенно очевидно, что если дальность полета до цели составляет 1000 км, то бессмысленно заправлять самолет топливом только на 500 км, мотивируя экономическими возможностями. Надо искать керосин или снимать задачу. У нас в области обороны до недавнего времени все решалось с точностью до наоборот. Военно-промышленный комплекс, вооруженные силы рисовали не такими, какие нужно иметь в данной военно-политической ситуации, а такими, какие могли иметь, исходя из экономической целесообразности, ценность которой падала вместе с кризисами. Более того, пытались на механическом сокращении предприятий ВПК и численности армии решить экономические и социальные проблемы.

Давно замечено, когда за счет безопасности и обороны решаются проблемы созидания, тогда рано или поздно страна вынуждена будет превращаться в военный лагерь и платить за попустительство самым дорогим - жизнями своих граждан. К сожалению, эта отнюдь не лучшая традиция нашей истории еще не преодолена. Она повторяется с завидным упрямством. События в Чечне красноречиво свидетельствуют о том, как мужеством и героизмом солдат и офицеров политики пытаются компенсировать свою военную некомпетентность и преступно легковесное отношение к безопасности и обороне страны. Мы расхлебываем сегодня вчерашние грехи "нового политического мышления". Бумеранг негосударственного подхода к исключительно государственной проблеме под названием "оборона" сегодня вернулся в Чечне, а завтра?

В этой связи представляется целесообразным специально посчитать и предать гласности всем гражданам-налогоплательщикам, во что вылились России и ее будущему легковесные подходы к обороне.

Третье. Необходимо самым решительным образом изменить отношение граждан к обороне и к тем, кто непосредственно готовится с оружием в руках защищать страну. Предстоит наращивать усилия по законодательному обеспечению решения проблем социального блока.

К сожалению, приходится доказывать известную истину, что армия любого государства - это не только важнейший институт государства, это не только сложнейшая система, имеющая в своем распоряжении новейшую технику и вооружение, но это особым образом организованная огромная масса людей, предназначенная для действий в экстремальных условиях.

Скажем прямо, эту сторону воинской службы как специфической, особой государственной службы видят далеко не все граждане и даже политики. Приведу только один пример: недавние дебаты по поводу закона о минимальной заработной плате, попытки Комитета по обороне восстановить справедливость.

Тогда были предприняты попытки ущемить не только права человека в военной форме, я подчеркиваю, права человека, но и подорвать и без того пошатнувшийся престиж армии в глазах общества.

Мы сторонники по-настоящему государственного подхода к проблемам армии. Мы боролись не просто за пункт закона, а за престиж воинской службы, как особой государственной службы.

Есть предел, когда количество переходит в качество во взаимоотношениях армии и общества.

Очень важно, как относится общество к армии, но еще важнее отношение армии к обществу.

Почему-то и эту сторону действительности многие политики не берут в расчет. Как будто терпение у людей в форме беспредельно, как будто они роботы, лишенные гражданских прав, изолированные от общества и освобожденные от тех процессов, которые происходят в стране.

В конечном счете, военному человеку нужен ответ на вопрос, ради чего стоит рисковать жизнью?

Армия в политику никогда сама не идет. Ее толкают туда сами политики: унижением, пренебрежением к труду военных; злоупотреблением организованностью, исполнительностью и выносливостью военных людей для достижения своих политических целей.

Военных в политику толкает нужда и отсутствие необходимых законов и несоблюдение государством существующих законов, особенно законов социального блока. Поэтому Комитет по обороне считает законодательное обеспечение достойных условий жизни военнослужащих, их семей важнейшим направлением работы. Предложений на этот счет много.

В частности мы считаем необходимым установление размеров денежного содержания военнослужащих на уровне денежного содержания государственных служащих (путем приравнивания должностных окладов, а также окладов за воинские звания и соответствующих надбавок за квалификационный разряд государственных служащих).

Необходимо исключить порочную практику внесения в законодательство изменений и дополнений, ущемляющих гарантии и льготы военнослужащих.

Крайне необходимы эффективные законодательные условия для радикального решения проблемы жилья для военнослужащих.

Осталось в стороне законодательство в отношении участников боевых действий в так называемых "горячих точках". Острой проблемой остается создание государственной системы социальной медико-психологической реабилитации участников боевых действий и жертв чрезвычайных ситуаций.

Возникла необходимость увеличения в законодательстве количества норм прямого действия, регламентирующих права, льготы и компенсации военнослужащих.

Словом, если государство намерено создать эффективную оборону, то нужно предельно ясно сформулировать задачи этой системе, состоящей не только из вооруженных сил, различных силовых структур, военно-промышленного комплекса, но и людей - граждан этого государства, которые отличаются способностью в экстремальных условиях, рискуя здоровьем и жизнью, защитить интересы Родины.

Если государство заинтересовано в эффективной системе обеспечения военной безопасности, то оно должно иметь не оборону системы, а современную систему обороны всей страны и ее граждан.

1 См.: Хрестоматия по русской военной истории. -М.: Воениздат, 1947 г.-638 с.

Назад
Евразийский Вестник , Copyright 1999-2000